Главная

К истокам истории

Первопроходцы каменного века

Полёт стрелы

На пути к металлу

На окраине скифо-сарматского мира

О чём молчат летописи

На южных рубежах славянской земли

Перед суровым испытанием

Иванобугорское население уходило в северные и северо-восточные земли. Именно в том направлении на высоких берегах рек Воронежа, Цны и Мокши цепочкой размещены местонахождения типичной ивано-бугорской керамики. Следы ее теряются в пределах современной Мордовии. Сравнительно недавно группу погребений в сопровождении сосудов иванобугорского типа обнаружили на Оке, в Мещерском крае. Но нельзя исключать, что какая-то часть иванобугорского населения задержалась в северо-лесостепных районах левобережного Дона, по соседству с теми потомками репинских племен (а следовательно, близкими родственниками), которые сумели сохранить свое самостоятельное развитие. Эти племена — носители доно-волжской абашевской культуры. Ее изучению большое внимание уделил А, Д. Пряхин, опубликовав ряд специальных статей и монографий.

Староюрьевский псалий

Тем не менее процесс формирования абашевской культуры на Дону пока еще не до конца выяснен. В распоряжении археологов имеются лишь единичные памятники переходного типа, в облике которых сохраняются прежние репинские традиции. Например, погребение кургана близ села Введенки Липецкой области. Оно оказалось древнее остальных: над ним был лишь небольшой холмик, перекрытый насыпью абашевских захоронений, полностью повторивших обряды (ориентировку, позицию умерших) раннего погребения. Сопровождалось оно каменным наконечником стрелы, характерным для энеолитических культур, а также частью глиняного сосуда, признаки которого в равной степени присущи как репинской, так и абашевской культурам. В целом же абашевская культура существовала на Дону параллельно культуре катакомбной.

Какими же были взаимоотношения между племенами этих двух культур, одновременно проживавшими на Среднем Дону?

Есть основание считать, что они далеко не всегда носили мирный характер, а иногда завершались трагическим исходом. Не случайно вырос на открытом месте в донском левобережье упомянутый нами курган у села Введенки. Под ним, перекрывая более раннее погребение, в двух обширных могилах покоилось пять молодых абашевских воинов. Лежали они по старинному обычаю вытянуто на спине, плечом к плечу. В затылочной части черепа одного из воинов застрял каменный наконечник стрелы — причина его гибели. Погребенные сопровождались медными кинжалами и жертвенными сосудами. От одеяния сохранились лишь роговые поясные пряжки. Видимо, в одном из военных столкновений победили абашевские племена, что позволило им с почестями похоронить павших сородичей.

Сосуды абашевской (1) и срубной (2) культур.

Интересна деталь: здесь же найден фрагмент костяного псалия (деталь узды) — явное свидетельство того, что абашевские племена владели искусством конной езды, как верховой, так и в упряжке.

Подтверждение тому дает и абашевское погребение, выявленное автором в кургане близ села Старо-Юрьево Тамбовской области. В обширной прямоугольной яме останков человека не оказалось, но о принадлежности могилы воину-колесничему рассказали вещи: кремневые и костяные наконечники стрел, кинжал и, главным образом, дисковидные костяные псалии с резным украшением, весьма напоминающие детали колесничей упряжи, увековеченные в рисунках на гробницах микенских царей архаической Греции (рис.). Археологам иногда удается фиксировать по следам древесного тлена в погребениях эпохи бронзы степной полосы Евразии присутствие колесных повозок. Поэтому не исключено, что и в староюрьевском погребении, если учесть большие размеры ямы, находилась легкая деревянная колесница.

На враждебные отношения между племенами абашевской и катакомбной культур Подонья указывает и еще целый ряд признаков, в том числе отсутствие торговых связей. Все металлические изделия из абашевских памятников сделаны из меди, добывавшейся на восточных от Дона территориях, и ни в одном случае не найдено изделий из бронзы кавказского происхождения, какими пользовались катакомб-ные племена. Нет примеров и обратного порядка (хотя их и нельзя исключать в виде военных трофеев).

Нет сходства и в других проявлениях материальной и духовной культуры племен. Абашевские сосуды — колоколовидной формы, с нарезным и гребенчатым орнаментом, в глиняное тесто обычно добавлялась толченая ракушка (рис.). Катакомбные сосуды — бокастые, с высокой раструбовидной шейкой, с гребенчатым и шнуровым орнаментом и делались из глиняного теста с примесью песка (рис.). Абашевские медные ножи на конце черенка имеют расковку в виде «змеиной головки» (рис.), а у катакомбных ножей черенки без утолщения (рис. ). В отличие от абашевского погребального обряда катакомбные племена Дона хоронили умерших в скорченном положении на правом боку, головой чаще всего в южном направлений (рис.). Катакомбные племена вели земледельческое хозяйство в сочетании со скотоводством, где больший удельный вес приходился на крупный рогатый скот. У населения абашевской культуры более заметную роль в общей экономике играло скотоводство с особым местом в нем лошади, что предполагало более подвижный уклад жизни. Концентрация катакомбных поселений приходится на правобережную часть Среднего Дона. Ранние абашевские памятники преобладают в северной части донского лесостепного левобережья. Сейчас известно много катакомбных поселков, расположенных на высоких труднодоступных мысах берегов рек, что является доказательством сложности политической обстановки тоге времени, изобиловавшей вооруженными столкновениями.

Лишь ближе к середине II тысячелетия до н. э., на позднем этапе развития местных катакомбных племен частично происходит соединение традиций катакомбной и абашевской культур. Но в каких формах оно осуществлялось — пока сказать трудно. Может быть, делалась попытка объединиться перед общей опасностью? Ведь именно тогда на громадных пространствах Восточной Европы, включая и Средний Дон. формируется новое объединение племен. Оно включило население ряда археологических культур, получивших название «срубных» — по устройству деревянных срубов в могильных ямах.

О наметившемся контакте очень важную информацию донесли до нас два погребения Власовского курганного могильника — замечательного памятника, расположенно - между долинами рек Вороны и Баклуши близ села Власовка Грибановского района (раскопки автора и В. Д. Березуцкого). Основная часть погребений могильника принадлежит племенам древнеямной и катакомбной культур, но есть здесь и несколько абашевских погребений.

Они совершены в обширных прямоугольных ямах, перекрытых деревянным накатником. В одной из ям скелет умершего оказался потревоженным и позицию его определить невозможно. При погребении в другой яме строго соблюдены древние абашевские установки: умерший лежал вытянуто на спине головой на восток.

Бронзовые ножи катакомбной (1). абашевской (2). срубной (3) культур.

Часть вещевого комплекса одного из погребений Власовского могильника

1, 2 - глиняные сосуды, 3 - роговая пряжка, 4 - навершие булавы из известняка, 5 - костяное втульчатое изделие, 6 - медный нож

Но вот что особенно интересно. В одном из погребений наряду с сосудами и другими вещами абашев-ской культуры находились бараньи астрагалы (бабки передних ног), навершие каменной булавы и роговая пряжка, обычно сопутствующие позднекатакомбным комплексам (рис.). Своеобразным выглядит и набор вещей из второго погребения (рис.). Здесь стояли рядышком катакомбный и три срубных сосуда! К этому «ансамблю» примыкает каменное навершие булавы с четырьмя выступами, аналогии которому тоже можно найти в катакомбных древностях. Говоря о принадлежности сосудов разным культурам, мы имеем в виду не отдельные черты, а весь их облик, включая технологию изготовления, форму и орнаментацию. Следовательно, сосуды изготавливались не в одном месте или, по крайней мере, не одними руками. Вероятнее, этот комплекс появился следующим образом. Умер вождь одного из племен, снискавший авторитет своими усилиями в установлении добрососедских, а возможно, и союзнических отношений с неродственными племенами. В церемонии похорон вождя (не случайно в могилы положены булавы) наряду с соплеменниками приняли участие и представители других племен, отдав почести своей долей жертвоприношений.

Как бы ни отличалось реально происходившее событие от нашего предположения, основной вывод остается в силе: история племен катакомбной, абашевской и срубной культур не только соприкасалась хронологически, но и в известной степени переплеталась.

Дальше