Главная

К истокам истории

Первопроходцы каменного века

Полёт стрелы

На пути к металлу

На окраине скифо-сарматского мира

О чём молчат летописи

На южных рубежах славянской земли

Перед суровым испытанием

Раскопки курганов дают превосходный материал не только для изучения общественного устройства и мировоззрения древних племен, но и для более углубленного выяснения характера их производственной деятельности. Возьмем, к примеру, результаты раскопок могильника, расположенного недалеко от города Павловска Воронежской области.

В одном из курганов найдены два погребения древнеямной культуры с комплексами производственных орудий. При детском погребении лежали медные тесло, долото и топор, а также каменная наковаленка (рис.). Не вызывает сомнений, что это орудия плотника.

Второй комплекс представляет собой набор инструментов кожевенного производства, причем как для первичных операций по обработке кож (кремневые скребки и скребла), так и для раскроя (медный нож, кремневые и кварцитовые ножи-резчики) и даже пошива (медное шило). Эти орудия сопровождали захоронение мужчины (рис.).

В другом кургане того же могильника было найдено еще одно погребение, относящееся к более позднему периоду эпохи бронзы (середина II тысячелетия до н. э.) с набором орудий: глиняный тигелек, каменный круглый стержень и миниатюрная каменная наковаленка — атрибутами ювелирного производства, что подтверждается и наличием серебряных сферических сережек, весьма оригинальных, встреченных пока только на памятниках Среднего Дона. Добавим, что в одном из курганов под Новохоперском погребение древнеямной культуры принадлежало мастеру по производству каменных наконечников стрел.

Находки всех этих комплексов — наборов орудий ремесленников убедительно свидетельствуют об усложнении хозяйства в местной среде, о появлении специализированных отраслей мастеров-профессионалов.

Выделение ремесел в самостоятельную отрасль хозяйства, когда продукция не только удовлетворяет потребности общины, но уже становится собственностью мастеров и источником их благосостояния, — историческое явление огромной важности. Ф. Энгельс назвал ее вторым в истории человеческой деятельности крупным общественным разделением труда (вслед за выделением скотоводов из массы земледельцев). Оно, в свою очередь, обусловило дальнейший рост производительности труда, имущественного и социального расслоения и появление государств. На рубеже III и II тысячелетий до н. э. на донской территории вновь происходят важные события: в среду древнеямных племен начинают внедряться группы населения с иными традициями материальной и духовной культуры, иной структурой хозяйствования. Каково их происхождение — сказать пока трудно. Они были знакомы с традициями народов, обитавших в то время в бассейне Средиземноморья — на Крите и прилегающих островах, о чем можно судить по таким признакам, как погребальные сооружения с катакомбами (подбоями); очень своеобразные глиняные ритуальные сосуды на ножках — «курильницы»; орнаментация сосудов в виде концентрических кругов; искусственная прижизненная деформация черепов. (Кстати, «вытягивание» у детей голов с помощью дощечек было весьма «модным» в высшем древнеегипетском обществе.) Пришельцы оказались победителями в Поднепровье, на Донеччине, в Приазовье, Предкавказье, где под их воздействием сложилось несколько родственных синхронных культур, названных катакомбными (по характеру могильных сооружений). Но на Среднем Дону они не смогли окончательно подчинить себе местное население, хотя их традиции вошли в состав среднедонской катакомбной культуры. Для Подтверждения приведем результаты полностью исследованного Павловского могильника (раскопано 56 курганов), где из большого числа погребений среднедонской катакомбной культуры лишь треть оказалась с катакомбами. Курильницы представлены единичными экземплярами (рис. 23, 2), а их место в ритуале заняли «жаровни» — придонные и боковые части сосудов обычных форм; лишь на некоторых сосудах имеются орнаменты из концентрических полукружьев (но не кругов!), выполненных оттисками шнура; примерно третья часть черепов несет следы искусственной деформации и т. д. Интересно отметить, что все металлические предметы этой культуры изготовлены уже из кавказского сырья и многие из них прямо могут рассматриваться как кавказский импорт. Следовательно, в своей культурно-хозяйственной деятельности донское катакомб-ное население ориентировалось на районы Кавказа и Предкавказья. А что же произошло с энеолитичес-ким населением Дона после прихода древнеямных, а затем и катакомбных племен?

Орудия труда древнеямной культуры (Павловский могильник):

1—3 — инструменты плотника (топор, тесло, долото), 4—1 — инструменты кожевника (ножи, шило, скребки).


Сосуды катакомбной культуры.

Археологические данные свидетельствуют, что на Дону установилось длительное сосуществование культурных традиций энеолитической эпохи и эпохи бронзы, а следовательно, и их носителей.

Среди племен репинской культуры с середины III тысячелетия до н. э. наметились разделительные тенденции. Одни племена покинули пределы Дона; другие подверглись активной ассимиляции со стороны древнеямных групп и скоро слились с ними; третьи по какой-то причине переориентировались в своей хозяйственной деятельности, установив связь с представителями северных лесных областей, а четвертые, наоборот, обособившись, сохранили свои традиционные устои еще на многие столетия, подчиняясь лишь законам внутреннего развития. На судьбах двух последних групп репинского населения мы и остановимся.

При раскопках ряда многослойных стоянок (Черкасская, Дрониха и другие) было обращено внимание на небольшую группу весьма своеобразных сосудов (рис.). Форма их репинская, однако техника изготовления глиняного теста, обработка поверхностей, а главное, система орнаментации, где господствуют ямочные вдавления и ромбический мотив, оказались очень сходными... с гончарными традициями северной неолитической культуры! Именно ромбо-ямочный орнамент характеризует сосуды неолитических рыболовов и охотников, обитавших в то время в районе Верхней Оки и Десны. Последовавшие затем, раскопки Иванобугорского могильника, поселений Верхний Карабут, Мастищенских 1 и 2 существенно дополнили наши представления об исторических событиях на Дону на рубеже III—II тысячелетий до н. э. Во-первых, на всех этих памятниках найдена подобная керамика. Особенно много ее оказалось на поселении Мастищенском 1 (позднее здесь возникает городище раннего железного века, к которому мы еще вернемся в следующей главе). Во-вторых, группа погребений Иванобугорского могильника, полностью продолжающая репинские обрядовые традиции, сопровождалась такими же сосудами, а одно из детских погребений включало еще и рыболовный костяной гарпун (рис. ). Кстати, аналогичный гарпун вместе с остатками рыбьих костей и чешуи был на Ма-стищенском поселении (рис. ). Таким образом, определился целый комплекс признаков нового культурного типа, названного нами иванобугорским. Он представляет собой сочетание двух культур (разных эпох!). Видимо, произошло взаимодействие, затем слияние части репинского населения с рыболовчески-ми группами северного неолита и в результате изменилась деятельность в пользу рыболовства. В связи с этим сошлемся на материалы лесостепного Поволжья, где тоже наблюдается сближение энеолитических скотоводов с неолитическими рыболовами.

Какова же дальнейшая судьба иванобугорцев? Есть основание полагать, что они просуществовали в нашем крае вплоть до появления катакомбных племен, то есть до начала II тысячелетия до н. э. Более того, между ними на первых порах даже наметились какие-то контакты (известны находки, например, ива-нобугорских сосудов с плоскими доньями, подобно катакомбным сосудам, и с некоторыми катакомбными мотивами орнамента). Но эти контакты носили ограниченный характер и были кратковременными. Очень скоро группы иванобугорцев вынуждены были мигрировать, виновниками чего и явились катакомбные племена. Не говорит ли о неустойчивой политической ситуации того времени тот факт, что иванобугорцы вынуждены были укрываться на высоких береговых участках, откуда легче обнаружить приближение опасности? Показательны в этом отношении Мастищенские поселения. Они в строгом смысле не были местами проживания, а выполняли функции святилищ которые иванобугорцы соорудили из каменных кладок. При раскопках удалось установить, что святилища разрушены еще в древности представителями катакомбного мира. Оставленные последними обломки сосудов как бы «запечатывали», накрывали развалины. Добавим, что здесь же найдено несколько кремневых наконечников стрел с выемкой в основании — типично катакомбных.

Дальше